Третий Путь России и Человечества - Высокий Путь становления СверхЧеловечества

Читаем сайт Института высокого коммунитаризма:

«ЭКОНОМИКА БОЛЬШИХ ПРОСТРАНСТВ» ФРИДРИХА ЛИСТА. ТРЕТИЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ
 

 

«Экономика больших пространств» Фридриха Листа. Третий путь развития

Либeралuзм  – слово звучит красиво, но это далеко не такая безобидная теория и об этом мы уже говорили. Не менее важно понять, почему мы должны отказаться от навязаваемого нам либерализма в экономике. О национальной ситеме политической экономики (статья 2008 года)

Фридрих Лист, немец по происхождению, долгое время проживал в США как раз в то времена (цитируя Дугина), когда президент Монро сформулировал свою знаменитую дoктрuну  «Америка для американцев» (идеологию поведения США во внешней политике), т.е. объединение двух Америк под эгидой США в единую геополитическую систему, с которой и начался путь Соединенных Штатов к достижению мирового господства. 

Лист сумел оценить геополитечeскую идею Мoнрo по достоинству, а американский опыт сильно повлиял на взгляды Листа, особенно когда он вернулся в Германию, где ему, основываясь на этом опыте, удалось открыть важнейшую закономерность, соединяющую принцип государственности с принципами свободного рынка. 

Проанализировав применение либеральной теории на практике, Лист открыл следующий закон: «повсеместное и тотальное установление принципа свободной торговли, максимальное снижение пошлин и способствование предельной рыночной либерализации на практике усиливает то общество, которое давно и успешно идет по рыночному пути. Но при этом ослабляет, экономически и политически подрывает общество, которое имело иную хозяйственную историю и вступает в рыночные отношения с другими, более развитыми странами тогда, когда внутренний рынок находится в зачаточном состоянии». 

Безусловно, Лист основывался на наблюдениях за катастрофическими последствиями некритического принятия для слаборазвитой, полуфеодальной Германией либеральных норм рыночной торговли, навязываемой Англией и ее немецкими лоббистами. Лист поместил либеральную теорию в конкретный исторический и национальный контекст и пришел к важнейшему выводу: вопреки претензиям этой теории на универсальность, она на самом деле не так научна и беспристрастна, как хочет казаться: рынок – это инструмент, который функционирует по принципу обогащения богатого и разорения бедного, усиления сильного и ослабления слабого. 

Лист впервые указал на необходимость сопоставления рыночной модели с конкретными историческими обстоятельствами, переводя проблематику из абстракций научной сферы в область конкретной политики. Он предложил ставить вопрос следующим образом: мы не должны решать «рынок или не рынок», «свобода торговли или несвобода торговли». Мы должны выяснить, каким путем можно развить рыночные отношения в конкретной стране так, чтобы при соприкосновении с более развитым в рыночном смысле мире не утратить политического могущества, хозяйственного и промышленного суверенитета, национальной независимости. 

Фридрих Лист дал на этот вопрос. Этим ответом стала его знаменитая теория «автаркии больших пространств». Он совершенно справедливо посчитал, что для успешного развития хозяйства государство и нация должны обладать максимально возможными территориями, объединенными общей экономической суверенности (для этих целей он предложил объединить Австрию, Германию и Пруссию в единый «таможенный союз», в пределах которого будут интенсивно развиваться интеграционные процессы и рыночные отношения). При этом он настаивал на том, чтобы внутренние ограничения на свободу торговли в пределах союза были минимальны или вообще отменены. 

Но по отношению к более развитому и могущественному англосаксонскому миру, напротив, должна существовать гибкая и крайне продуманная система пошлин, не допускающая зависимости «союза» от внешних  поставщиков и ориентированная на максимально возможное развитие промышленно-хозяйственных отраслей, необходимых для обеспечения полной автаркии. Вопрос экспорта был предельно либерализирован и полностью соответсвовал принципам «свободы торговли», импорт же, напротив, подчинялся стратегическиминтересам «таможенного союза» (второстепенные и не обладающие стратегическими значениями товары и ресурсы допускались на внутренний рынок беспрепятсвенно, а пошлины на все, что могло произвести к зависимости от внешнего поставщика и создавало бы тяжелые условия конкуренции для отечественных отраслей, напротив, искусственно и централизованно завышалось). 

Учение Листа получило название «экономического национализма». Очень показательно, что смысл доктрины того же Кейнса (отвергаемого последние 20 лет на Западе) сводится приблизительно к той же самой концепции: его теория «экономической инсуляции» так же ставило во главу угла не абстрактную доктрину «свободы рынков», а стратегические интересы государства и ориентацию на автаркию и суверинитет (кстати в «The Independent» буквально на днях вышлa стaтья  под названием: «Джон Мейнард Кейнс: спасет ли нас великий экономист?»). А у нас «некоторые министры финансов» все еще продолжают говорить о «кoнтцuкличнoсmu». 

Поразительные аналогии с нашей современной ситуаций (кстати, это еще одна из причин, почему нужно хорошо знать историю, а также изучать не только ортодоксальные либеральные и марксистские политэкономические теории, но и те, которые относятся к теориям «третьего пути»). Кстати, вспомните о том же вступлении в ВТО (кудa нас снова сталu зaтягиваmь) -  нам просто повезло мы туда еще не вошли, а еще живому Джексону и Вэнику (покойному) надо отлить бронзовые бюсты с установкой на родине героев. 

 

Валютная автаркия России 

Насчет наших «зарубежных партнеров» все ясно, как и их требования отказаться от «практики протекционизма», на последнем саммите G20. Но вот дальше возникают законные вопросы к нашим доморощенным апологетам «монетаризьма-либерализьма» и широко открытых рынков.  

Итак, либо специалисты Министерства финансов (на которое приходится до 60% принятия решений в экономической сфере) во главе с «лучшим министром» Кудриным не знает этой одной из основополагающих теорий (что говорит о невысокой профессиональной подготовке), либо они знают о ее существовании, но тогда то, что они делают – откровенное вредительство.  

Делайте свои предположения, но выбор не велик. 

С товарными рынками все абсолютно понятно, теория Фридриха Листа должна быть принята как руководство к действию незамедлительно, но остается еще и финансовые и валютные рынки. И нет сомнения в том, что принципы отношения к ним здесь должны быть такими же. 

В настоящем случае системного финансового кризиса доллара -  мировой резервной валюты, когда долларом установлена «повсеместная и тотальная свободная торговля, присутствует предельная рыночная либерализация и колоссальный объем денежной массы на рынке, то у нас нет никакого шанса выйти безболезненно из этой ситуации, рубль будет ослаблен, экономически и политически подорван, поскольку он  имеет иную хозяйственную историю а вступает в рыночные отношения с другой, более развитой валютой  тогда, когда внутренний рынок и объем рублевой массы находится в зачаточном состоянии». 
 

Назовите это «финансовой инсуляцией», «валютной автаркией», «финасовым национализмом» или «рублевым чучхе», как угодно, но эта идея абсолютно верна. В любом случае, России очень важно создать свою полноценную валюту, это очень сложная ситуация, а введение собственной полноценной валюты – это большие риски. Но продолжать привязываться к доллару, быть его «деривативом» – риск еще больший. 

Придется проводить сaмостоятельную валютную пoлuтику. У нас этого никто никогда не делал (советская валютная политика  была слишком специфичной). У нас же практически все время действует система, построенная по принципу, когда объем денежной массы решающим образом зaвuсит от притокa инoстранной валюты.  При этом не проводится собственная валютная политика и отсутствуют ее инструменты. Мы не можем рублевыми интрументaми рeгулирoвaть ликвиднoсmь. Почему ЦБ никогда не занимался рефинансированием банковской системы? Потому что не видел в этом смысла. 

На самом деле для этого нужен другой банк и другой Минфин, и совершенно другие риски. Но зато в этом случае появится шанс не только защититься, но и очень сильно выиграть в экономическом и политическом отношении в условиях кризиса... У нас функциональная экономика здорова. Да, есть снижение цен на экспортное сырье, но есть же риски колоссального сокращения производства и снижения цен на все товары, производимые другими странами. Их риски на самом деле еще больше. Энергетические ресурсы все равно понадобятся в той или иной степени. Без них невозможно жить, так же как и без пищи  - в этом смысле у нас есть это преимущество. 

Но до того момента, пока мы не создадим суверенную финансовую систему, у нас нет возможности этимпреимущeствoм воcпoльзоваmься.
  

P.S. Кстати, не стоит тешить себя мыслями, что по уровню развития производства мы сильно отличаемся от бывших союзных республик. В то время, пока живя за счет сырьевого сектора мы «пили кровь из нефтепроводов», теша себя потрясающим «ростом ВВП» и отказываясь от модернизации собственной экономики, они худо-бедно развивали свою промышленность. Кроме того, в странах СНГ по темпам развития мы находились на втором месте. С конца. Делайте выводы.
В качестве иллюстрации материал по практике, подтверждающей теорию: «Украину готовят на съедение» («Газета 2000», Украина): «Международные организации, в частности МВФ, проводят умерщвление экономики страны-жертвы. Аргентина, «Азиатские тигры», сегодня наступила пора Украины...».   

От себя хотел добавить еще и историю Сомали - сейчас уже никто не вспоминает, почему эта страна фактически развалилась. Между тем, рецепты МВФ, примененные к архаической экономике Сомали, привели к ее полному краху, несмотря на финансовые вливания и кредиты, в результате чего страна, совсем недавно экспортировавшая продукты питанияв Кувейт, Саудовскую Аравию и ОАЭ, оказалась за чертой бедности и всеобщего голода. Баланс традиционного хозяйствования был нарушен, вместо дешевых, но необходжимых маиса и  триго переквалифицировались на разведение дорогостоящих, но плохо растущих фруктов, приватизация колодцев привела ко всеобщему голоду и полной деградации общества. Сейчас основным бизнесом сомалийцев, вставших на путь «либеральных совершенствований экономики» является пиратство...    

Думайте сами."